Явление по имени «Ларин». Свидетели его жизни: Марк Тальянский

Эти события относятся к периоду с 1972 по 1980 года.  Говорю только о том, что видел сам и в чём принимал участие лично, т.е. никаких «информационных прокладок» и «достоверных источников».

Я не мог не написать о Владимире Илларионове. Уверен, что его друзья, ученики, соратники объединят свои усилия в том, чтобы наследие Мастера не кануло в Лету и какие-либо недоговоренности, недоразумения отступят на второй план.

Верю, что Володины земляки, ленинградцы, во главе с его другом и соратником Евгением Галицыным,  в качестве первого шага утвердят проведение ежегодного турнира, посвящённого памяти Владимира Илларионова.

Марк Тальянский

Я уверен, что не только у меня Володя ассоциируется с Владимиром Высоцким – в Каратэ он спел свою песню, яркую и неповторимую! 

Даже если бы он покинул нас в 100 лет, всё равно сказали бы, что он ушел преждевременно!»

Самый сильный боец из СССР, которого я видел и знал – это Ларин, к которому испытываю чувство глубочайшего уважения, благодарности, и у которого я многому научился.

Ларин – это необычайно талантливый, физически одарённый, хладнокровный, уверенный в себе, бесстрашный, интеллектуально развитый боец, взрыв, скорость, техника, тактика – всё на высшем уровне. По моему мнению, это был сильнейший спортсмен того времени (во всяком случае, я не видел ни одного, его превосходящего), что подтвердили не только его спарринги в разных частях СССР, но и звание абсолютного чемпиона СССР, выигранное в Таллине в 1979 году. 

Пару слов о его учителе. Это Клеман Яндома, рассказать о котором в рамках интервью или одной статьи просто нереально. О нём могут очень многое поведать не только я и не только киевляне, но и сотни энтузиастов восточных единоборств, приверженцы разных стилей, которые приезжали к нему из многих городов СССР: одни для того, чтобы испытать себя в единоборстве с его учениками и с ним самим, а другие, чтобы стать его учениками.

Это, в первую очередь, ленинградец Владимир Илларионов. Ниже я расскажу более подробно, при каких обстоятельствах мы с ним познакомились. В моей судьбе (в области каратэ) он сыграл определяющую роль, т.к. привёл меня к Клеману.

Наше знакомство с Илларионовым произошло при интересных обстоятельствах.

За год до этого я был на тренировке у Клемана, и благодаря той базовой подготовке, которую имел, победил практически всех его учеников, а может, и скорей всего, дело не в моём уровне, а в том, что не было самых сильных учеников. А в спарринге с самим Клеманом я потерпел фиаско – не заметил, как попался в «стойку – ловушку» и оказался в горизонтальном положении. Тогда я ещё не знал, что это закономерная участь практически всех пришельцев. После тренировки Клеман хорошо отозвался о моей защите, сказал, что видна школа, и дал понять, что я мог бы тренироваться у него. Но в тот момент я не принял верного решения, потому что занимался у Мануэля, уделяя только нунчакам по 2 – 3 часа ежедневно.

Один из моих учеников, его звали Валерий, был дальним родственником Ларина. В один из его приездов в Киев, к Клеману, Валера сказал, что может пригласить Ларина провести у нас в зале тренировку. Естественно, я согласился, т.к. Валера много рассказывал о своём родственнике (позже мой ученик признался, что инспирировал это знакомство с единственной целью – услышать мнение Ларина о моём уровне и целесообразно ли у меня тренироваться; забегая вперёд, скажу, что вердикт был положительным).

Впервые я увидел специалиста каратэ такого уровня, выросшего в нашей стране. Это был прекрасный, широкой души человек, готовый тренироваться сутками. Один из принципов, который он исповедовал, был «с кем бы ты не спарринговал, в каком бы зале ты не был, какого бы уровня спортсмены не были против тебя, даже самые слабые и неумелые – у них всегда можно чему-нибудь научиться». И он учился всему и везде.

Погонял он меня на тренировке прилично, но очень аккуратно, было чувство, что тебя внимательно и спокойно изучают, просвечивая как рентгеновскими лучами. А после тренировки Володя взял меня в оборот серьёзно и плотно, чем когда, у кого, сколько и как я занимался. Узнав о посещении секции Клемана, он резюмировал «ты потерял год», и я согласился.

Был и такой эпизод, уже во время наших тренировок у Клемана. Однажды Владимир Илларионов поймал кураж и решил по серьёзному поспарринговать с Учителем, но Клеман провёл неотразимую комбинацию, которую завершила чёткая подсечка, и лёжа на спине, Володя почувствовал железные пальцы Клемана у себя на кадыке. Но этот бой не нёс подоплеку наказания, как спарринг с соперником. Это был потрясающе красивый диалог Учителя со своим лучшим учеником.

В один из приездов, когда его пребывание в Киеве подошло к концу, Володя предложил мне съездить в Донецк к его друзьям. Там отчётливо проявился очень интересный штрих, характеризующий Ларина, и иллюстрирующий его способность брать полезную информацию. После аттестации мы сели с донецкими ребятами и решили немного расслабиться. Как правило, в компаниях расслабляющихся друзей идёт шумное обсуждение, говорится всё и обо всём.

Был там и брат Евгения Галицына, Саша Гончаров, занимавшийся вьет–во–дао. Он что-то рассказывал о принципах единоборств, но внимательно слушал его только Владимир, умудряясь при этом поддерживать общую беседу. А на следующий день он сказал мне: «Саша говорил очень полезные и интересные вещи, тебе нужно развивать такое качество, как избирательность внимания и всегда помнить, что полезной информации вокруг нас море».

Кроме успехов в условиях спортивного единоборства, Ларин умел побеждать и в реальных ситуациях, когда промедление и нерешительность могли закончиться большой бедой.

Отдыхая на одном из горнолыжных курортов Кавказа, он и его ученик подверглись нападению со стороны местных джигитов. Один из нападавших попытался ударить Владимира в лицо острием лыжной палки, ответная реакция была молниеносной и очень жёсткой – у копьеносца была сломана рука. А второй нападавший, бросившийся на Владимира, покатился вниз по крутому заснеженному склону. Прецедент не из приятных, тем более, как говорится, на территории противника. Но окончание было неожиданным: вечером после стука в дверь вошли друзья пострадавших и принесли извинения за поведение своих горячих соплеменников, а также попросили принять дары Кавказа.

О Володе можно писать очень и очень много, тем не менее, к нашему сожалению, многое неизбежно остаётся «за кадром».

Это человек яркий, неординарный, прирождённый лидер, необычайно целеустремленный, с высоким интеллектом, способный усваивать и перерабатывать огромное количество информации. А сочетание яркого таланта и огромного трудолюбия дало потрясающий эффект.

Когда я узнал об его уходе (не могу произнести слово «смерть» по отношению к Володе), то испытал ощущение утраты чего-то очень большого, могучего, спокойного и дружелюбного. Не знаю почему, но такая у меня возникла ассоциация. 

После ухода Володи я поместил на своей ленте, в фейсбуке, обязательство провести турнир в честь его памяти. Я сказал, что сделаю это, во что бы то ни стало, невзирая на отсутствие спонсоров (правда, я никогда не мог похвастаться их наличием), и призвал последовать моему примеру.

И  вот 25 ноября 2018 года в Киеве был проведен первый «Открытый турнир по контактному каратэ», посвященный памяти первого абсолютного чемпиона СССР, Владимира Илларионова,  блестящего мастера, выдающегося спортсмена и талантливого тренера. Человека, много сделавшего для развития каратэ на пространстве бывшего Советского Союза. В  турнире приняли участие более 160 спортсменов из разных клубов. 

Я очень рад, что сумел воплотить эту задумку в жизнь и очень хочу, чтобы такие соревнования стали традицией!


Марк Тальянский
2 Дан по Шотокан, мастер спорта СССР по самбо,
чемпион Киева и Украины (Донецк  1979г.  Первые официальные соревнования в УССР),
судья международной категории по каратэ,
Президент Федерации контактного каратэ Украины

Яндекс.Метрика