Рубить или колоть? Вот в чём вопрос… Часть первая, античность

И вопрос, вынесенный в заглавие данной статьи, отнюдь не риторический, тем более в контексте освещения казачьего боевого искусства. А действительно, что лучше? Рубить или всё же колоть?  И почему? Да потому, что  ответ на этот, казалось бы, сугубо технический вопрос, в конечном итоге, предопределял направление развития военной стратегии стран и народов на многие и многие столетия.  А поскольку вся история человечества – это, прежде всего история его войн,  то соответственно, от успеха (или неуспеха) в их проведении, напрямую зависело место каждого конкретного этноса в геополитических раскладах той или иной эпохи, равно как и сама возможность его существования. То есть способности к сопротивлению от уничтожения, каковое рано или поздно, но в отношении него кто-нибудь обязательно попытается осуществить.

И вот поэтому все народы, истово борясь за своё выживание дабы не оказаться «погибоша аки обры…» (слова летописи), всеми силами совершенствовали своё воинское мастерство, соотнося его как со своими экономическими возможностями, так и с культурными и историческими традициями.  И подходя обобщенно, всё это можно представить как противостояние двух основных стратегий способов ведения войны. С помощью укола, или с помощью удара.

Это когда с одной стороны (европейской) – или железный строй легионов, или македонская фаланга (кстати, лучшие по тем временам «кольщики» пиками), или рыцарский клин, или  строй мушкетёров с рейтарами, и что характерно, все они всегда вооружены  прямыми видами клинкового оружия (редкие исключения не в счет).  В то время как с другой стороны – или конница скифо-сарматская, или конница мавританская, или конница монгольская, или конница казачья, или всё равно какая ещё… Но! во-первых, именно КОННИЦА, а не просто посаженные на коней солдаты, а во-вторых, конница вооруженная изогнутыми вариантами клинкового оружия. Правда, с некоторыми оговорками относительно скифов и сарматов.

И данная тенденция справедлива для всех эпох человеческой  истории. Хотя, справедливости ради отметим, что попытки вооружить античную европейскую кавалерию (в данном случае греческую и римскую) рубящим оружием всё-таки были, но при этом успехом явно не увенчались…

Вообще-то говоря, клинковое оружие рубящего типа известно очень и очень давно (примерно полторы тысячи лет до нашей эры), и, прежде всего, это дошедший до нас древнеегипетский ХОПЕШ, хотя и там он появился от гиксосов, шумеров и прочих полумифических народов.  

При этом не лишне напомнить, что это был самый разгар бронзового века, и люди пытались рубить друг друга,  совершая сие, за неимением стали, откровенно мягким металлом. Ну, а  раз металл изначально мягкий, то и тонкого лезвия, которое бы со свистом рассекало воздух и всё то, что под ним, из него уже никак было не выковать. Зато из него можно было сделать нечто топоровидно-рубящее и потому надежное, которое при ударе если и не рассечёт, то, по крайней мере, размозжит и не погнётся (а если и погнётся, то несильно).

Вот египтяне-шумеры-гикосы и сделали из бронзы ХОПЕШ, творчески адаптировав типовую конструкцию топора под меч.    

Древнеегипетский хопеш

Оттуда хопеш (примерно через восемь – девять веков) попал в Древнюю Грецию и там его, поскольку век-то уже наступил железный, немножко облагородили убрав ставшую ненужной «топорность», ибо сталь это уже позволяла сделать без потери прочности конструкции.  При этом греки заботливо сохранили наклон клинка, правда, не назад, как это будет потом у «нормального» рубящего оружия сабельного типа, а вперёд. Да и вообще, надо сказать, что эта «древнеегипетская впёрёднаклонность», на целые тысячелетия станет стандартом рубящего античного клинкового оружия, по большому счету, не давая ему эволюционировать в привычном для нас  направлении.  

Греческий рубящий меч сначала назвали КОПИС. Кто говорит, что от его пращура древнеегипетского «хопеша», кто от слова «рубить» (а не «колоть» как могло бы подуматься), а потом ещё и  МАХАЙРА, причём это колоритное, прямо-таки родное для русского уха название означает всего лишь само слово «меч». Иногда копис с махайрой рассматривают как синонимы, иногда же отличают по степени изогнутости клинка.  При этом лично мы, поскольку разделение это носит достаточно условный характер, рассматриваем их как единый тип оружия.

Древнегреческий копис-махайра

Пробыл данный меч эллинов на исторической арене откровенно недолго, прочно уступив место обычному прямому мечу, и причина этого всё та же, а именно отсутствие у греков, как таковой, конницы в природном понимании этого слова, в сочетании с прочно укоренившейся традиции вести бой в плотно сомкнутом строю. То есть воевать в тех условиях, когда для нанесения рубящего удара особенно-то и не размахнешься.

Но здесь интересно другое. Этот занесенный из Египта на Балканы серповидный меч, став невостребованным «не канул в лету», а слегка видоизменившись, неожиданно приобрёл статус по-настоящему национального оружия у далеко «негреческих» народов. Например, у иберийцев (будущих испанцев) откуда он под названием ФАЛЬКАТА (иногда его ещё называют «испанским мечом») попал в Рим, где вскоре и стал излюбленным оружием гладиаторов. А также, будучи занесенным в Непал со времён индийского похода Александра Македонского, он под названием КУКРИ стал воистину страшным оружием в руках непальских народов, одним из которых являются крайне воинственные гхурки (полагаем, в комментариях особо не нуждающиеся).

При этом отметим, что и непальские гхурки и римские гладиаторы выбрали греческий копис, адаптировав его под себя, исключительно за его добротные рубящие качества, прямо-таки «топорные» в хорошем смысле этого слова, позволяющие им в пешем строю раскрывать свои боевые потенциалы, так сказать, в  «индивидуальном зачёте». То есть проявлять истинное мастерство в ведении одиночных поединков, без пресловутого «чувства локтя» (читай, без боязни нарушить строй или случайно рубануть по своему товарищу). Европейские же армии античности при этом исправно оставались в «слитном железном строю» чем и успешно побеждали своих умеющих отлично индивидуально сражаться, но мало обученных строю ворогов. 

При этом несомненные успехи римского оружия, по свидетельству ряда историков, связывались именно с тем, что римляне мастерски освоили укол коротким мечом  «гладиус», который они производили тогда, когда противник поднимал свой меч для нанесения рубящего удара, тем самым, обнажая свой бок. И вот именно в этот момент, римский гладиус, направляемый твердой рукой римского легионера вылетал из плотного ряда щитов и разил без промаха, без особого труда пропарывая несильно мудреные доспехи тех лет (если они вообще на противнике были), тем самым наглядно демонстрируя очевидную победу «колющей» стратегией боя над «рубящей». Правда, при условии наличия  хорошей воинской организации.

Вместе с тем для римской когорты, традиционно ведущей бой слитным сомкнутым строем, да ещё и будучи прикрытой сплошной стеной четырехугольных щитов, это было единственно правильным решением, так как иначе она этот самый строй никогда бы не выдержала. А, не выдержав, когорта обязательно рассыпалась бы на кучки индивидуальных поединков, в которых далеко не факт, что римляне непременно одерживали бы победы. Потому и заставляла железная римская дисциплина, легионеров всеми правдами-неправдами выдерживать построение. Вот они его и держали, в буквальном смысле чувствую «локоть товарища». Потому, кстати, и мечи на правом бедре носили, так как с левого боку их в тесноте было уже никак не достать, и кололи они четко осознавая, что если, вдруг, они захотят от души рубануть (что, впрочем, для короткого римского ГЛАДИУСА было делом весьма сомнительным), то тогда «чувство локтя» для них окажется неминуемо утраченным, чем противник наверняка не преминет с пользой для себя воспользоваться…

Римский гладиус типа «Майнц»

Но «чувство локтя» чувством локтя, а время двигалось вперёд, неумолимо приближаясь к временам поздней империи, и постепенно поступь римских когорт переставала быть столь всесокрушающей. Да и легионеры в ней уже были не те благородные граждане Рима, всё больше заменяясь на «понаехавших» варваров… Соответственно и щиты становились всё больше круглыми, и строй  менее плотным, и даже мечи удлинились, потому как биться теперь легионерам тоже приходилось, зачастую, в «индивидуальной зачёте». Причём зачастую, с далеко не блестящими результатами…

При этом за основу длинного меча римляне приняли кельтскую СПАТУ, превратив её в удлинённый гладиус.

Спата

Размеры спаты уже позволяли ей и рубить, но, правда, неважно (хотя и лучше чем гладиусом), потому как рубить рекомендовалось всё же с коня, а в Риме с хорошими кавалеристами были проблемы.

Зато к северо-востоку от Римской империи, проблем с великолепными конниками не было! Там жила и процветала раскинувшаяся от Алтая до Дуная скифо-сарматская цивилизация, где люди рождались, жили и умирали верхом на коне. Потому о том, что рубить, это всё же лучше чем колоть, они всегда хорошо понимали. Но, поскольку металлургия их, до определенного времени,  оставляла желать лучшего, то рубить они предпочитали своими топорами СКОЛОТАМИ, каковые считались для скифов национальным оружием. Причём национальным настолько, что даже свой этноним «царские сколоты» государствообразующий этнос Скифии произвёл именно от названия этого оружия.

Скифским же мечам АКИНАКАМ при оной рубке отводилась откровенно вспомогательная роль.

Скифский акинак

Зато кололи акинаки исправно, ничем не уступая римскому гладиусу. Кстати, существует мнение, что современный кавказский кинжал КАМА, есть ничто иное, как слегка эволюционировавший скифский меч акинак, и лично мы с этим полностью согласны.

Также отметим, что скифы нам интересны ещё и другими немаловажными обстоятельствами.

Во-первых, они наши прямые предки (надеюсь, что с этим спорить никто не будет). Во-вторых, они научили мужчин всего античного мира носить штаны (вроде бы пустячок, а до них все эти высокоцивилизованные народы без штанов ходили), в третьих, на свои штаны скифы, в качестве боевого доспеха, по бокам нашивали кожаные ленты и окрашивали их в красный цвет (ничего не напоминает?). Ну, а в четвертых… они создали мощную державу, сумевшую противостоять величайшим империям того времени. Например, Персидской и даже победившей всех и вся империи Александра Македонского.

Об этом, правда, почему-то предпочитают умалчивать, но факт остается фактом. Скифию войска великого завоевателя, покорить так и не сумели…

Естественно, что показывать столь впечатляющие результаты по обороне своего края, могли только  выдающиеся воины. И скифы таковыми являлись!  Мы уже отмечали, что это про них говорили, что они рождались, жили, и умирали в седле, и если это и преувеличение то не очень большое, потому как они, практически,  ЖИЛИ на конях, реально проводя верхом большую часть своей жизни. При этом в нужный момент именно в конном строю (а в каком же ещё?) они и воевали.

Кажется, ну чего там такого особенного, воевать верхом, ан нет… А вы когда-нибудь пробовали сидя верхом ПРИЦЕЛЬНО выстрелить из лука? Да еще так, чтобы попасть в цель? А скифы это умели!  Да при этом могли еще повернуться в седле, и выстрелить назад (тоже прицельно), да ещё и попасть в цель! И это всё, заметьте, в те времена, когда стремена ещё не были изобретены. И тогда, когда те же греки с римлянами (бесспорно, тоже прекрасные воины), умели стрелять из лука только твёрдо стоя на земле и натягивая тетиву до груди.…  А скифы натягивая её до уха (а это усилие до 80 кгс) сидя в седле, да при этом ещё и управляя мчавшимся конём с помощью ног.

И для побед над всеми врагами, подобной тактики боя хватило, практически, на целое тысячелетие! Скифская лавина всадников внезапно появлялась перед противником (как правило, хорошо организованным и вооруженным, но пешим) и, повинуясь неведомым для посторонних законам управления, начинала действовать как единый живой организм. Она, то накатывалась, то крутилась водоворотом вокруг, но при этом всё время исправно осыпала бессильно топтавшийся на месте вражеский строй градом стрел. Когда же строй начинал приближаться, лавина откатывалась назад, причём с неослабевающим ливнем стрел, испускаемых с развернувшихся в седле на 180 градусов всадниками. Причём стрел увенчанных стальными наконечниками да ещё и  трехлопастными (додумались же!) и потому обладающими отличными  пробивными свойствами.     

Скиф на коне в виде кентавра

Не мудрено, что в глазах современников тоже умеющих ездить верхом, но не умеющих верхом столь виртуозно воевать, скифы воспринимались как некие мифические кентавры.

При этом нелишне отметить, что слаженно метаемые из противостоящей скифам фаланги (или когорты) стрелы, будучи выпущены лучниками, и из луков не особо сильных (недальнобойных и не сложносоставных) да и натягиваемых только до груди, если до скифских всадников и долетали, то особого урона им никак не причиняли. А после того, как строй скифских противников, дрогнув, рассыпался и отступал, то тогда, собственно, и начиналась та самая рубка, в ходе которой разбегающиеся греки-римляне-парфяне легко настигались скифскими всадниками и яростно рубились топорами-сколотами.       

Но время шло вперед, прогресс (особенно в области металлургии) не стоял на месте. Например, если раньше основным доспехом римлян была ЛОРИКА ХАМАТА (представляющая из себя, по сути, кольчугу не самого лучшего качества), то новые имперские легионеры уже норовили воевать в  ЛОРИКА СЕГМЕНТАТА которую стрелы уже не всегда и брали, бессильно отскакивая от гладкой стальной поверхности защитных сегментов.  Плюс глобальная «варваризация» римской армии, которая, в данном случае, неожиданно оказалась для римлян достаточно позитивной.

Случилось так,  что «вексилларии» (то бишь знаменосцы) римской армии заменились на «драконариев» (вы не ослышались, это от слова «дракон») и над  стройными рядами легионов, вместо по-римски строгих знамён вексиллумов, стали с шелестом развиваться чешуйчатые тряпичные драконы, почти что как в Китае, трепещущие хвосты которых безошибочно показывали силу и направление ветра, столь важные для ведения профессиональной стрельбы из лука…  

В скифских же рядах подобные драконы уже были давным-давно, позволяя опытным стрелкам всегда вносить необходимые упреждения и поправки при прицеливании, и вот теперь они появились и в римских когортах, тем самым сигнализируя о появлении в новых «варваризированных» легионах профессиональных лучников, пришедших туда на службу из родной для скифо-сарматов евразийской степи. Соответственно, и лихое гарцевание на коне в зоне добротного прицельного огня, причем ведущегося из римских рядов тоже из сложносоставных дальнобойных луков с натягиванием тетивы до уха, отныне становилось не столь безопасным.

Следовательно, проверенную столетиями тактику  боя  теперь необходимо было менять! Вот сарматы (к тому времени сменившие скифов в степи) её коренным образом и изменили.

Сарматский катафрактарий

Никто доподлинно не знает, как именно это им удалось, но они сумели не только изобрести, но ещё и научиться изготовлять в промышленных масштабах броню нового типа. Причем, как для себя, так и для коней!       

По сути, это было прототип рыцаря. То есть, полностью закованного в сталь всадника, ну разве что без щита. И это еще в эпоху античности, когда до появления рыцарства, как такового, ещё оставалось  целое тысячелетие…

В историю эти всадники вошли как сарматские КАТАФРАКТАРИИ.  

Про сам доспех здесь рассказывать не будем (ибо это тема для отдельной статьи) пока же отметим, что он был преимущественно чешуйчатым. А вот про отсутствие щита выскажем, что он, во-первых, при таких доспехах был как бы и не особенно и нужен (сам доспех воспринимался как щит), а во-вторых, стремян-то покамест так и не изобрели… а раз не было устойчивой посадки в седле, значит, при ударе копьем с разгона необходимо было держаться за луку седла. Вот рука, на которой положено быть щиту, и оставалась свободной.

 После же нанесения с разгона таранного удара, копьё, как правило, там и оставалось, а бой при этом продолжать всё равно было необходимо. Скифские топоры-сколоты сарматам как-то не приглянулись, и поэтому они взяли, да и… породили свой собственный длинный меч, которым, не в пример короткому скифскому акинаку, можно было вполне сносно рубить с коня.    

В историю этот меч вошел под названием КАРТА (с ударением на последний слог), и в кратчайшие сроки он стал доминировать на всей евразийской степи, прочно обосновавшись в арсенале всех этносов, вовлеченных со стороны востока в начавшееся в Европе «Великое переселение народов». Отныне ВСЕ степные народы, волнами накатывающиеся на пошатнувшуюся твердыню Римской империи,  короткими мечами не воевали. И примерно такой же меч (кстати, весьма даже увесистый) был брошен одним из варварских вождей на весы с золотом, с изречением крылатого выражения: «горе побежденным!». При этом попытки Рима времен упадка перевооружить свои легионы подобными длинными мечами вместо морально устаревших «гладиусов», увы, успехом в плане поднятия ромейской обороноспособности не увенчались. Не получалось у легионеров в пешем строю ими рубить, а в конном  тем более. Дальнейшая судьба империи всем известна…   

Подытоживая сказанное, отметим, что там где, условно говоря, было больше «коня» там всегда было больше рубки, потому как с коня гораздо удобнее рубить, то есть наносить по широкой амплитуде удары сверху-вниз, чем колоть.  И соответственно там, где было больше «пехоты», что автоматически означало наличие сомкнутого строя – там всегда было больше «укола», то есть прямого удара по горизонтали или вверх.  Отсюда и формирование воинской традиции.

Надо сказать, что географически граница  по рубящей или колющей традиции  прослеживается достаточно чётко. Это лесисто-гористая Европа и степная Евразия. И это, при всём притом, что в Европе кавалерия тоже всегда наличествовала. Но именно КАВАЛЕРИЯ, в то время как в Евразии (читай  «не в европе») – это была всё-таки КОННИЦА и разница между этими двумя понятиями, просто огромная!

Ведь, что такое кавалерия? По сути – это посаженный на коня и обученный ведению боевых действий в конном строю воин. А что же тогда такое конница? А конница – это сведенные в боевые порядки прирожденные всадники. То есть, не обученные верховой езде солдаты, а воины, буквально взращенные в седле. Воины, для которых конь не просто средство передвижения или даже часть культуры, а сама суть мировоззрения, если не сказать, что всей жизни. Потому и традиция боя у этих конных воинов всегда будет в корне отличной от искусственно созданной кавалерии. Отсюда и сокрушавшие римские легионы сарматские катафрактарии, и покорившие полмира монгольские тумены, и непобедимая казачья лава, и всегда и везде,  рубка, рубка, и еще раз рубка…

И вывод из всего сказанное следует один. Там, где в силу исторических, ландшафтно-природных и прочих причин, народы, даже не являясь кочевниками,  имели свою «конную» культуру породившую природную конницу, там родилась, окрепла и успешно развилась рубящая стратегия боя холодным оружием, потому как именно она, для конного боя и является самой оптимальной. Там же где, в силу ряда объективных причин, вместо природной конницы была искусственно созданная кавалерия, там доминировала колющая стратегия, что сейчас и необходимо нам твёрдо усвоить для дальнейшего понимания сути казачьего боевого искусства.

Ну, а возвращаясь к мечу картА (как не крути, а «оружию победы» над Римской империей) отметим, что, по всей видимости, именно это наименование и легло в основу названия легендарной шашки «гурдА». Той самой, о которой мы уже рассказывали в предыдущих статьях нашего замечательного журнала, и к которой мы ещё здесь обязательно вернёмся.

Владимир Ерашов, станица Старочеркасская Всевеликого войска Донского, Россия

Яндекс.Метрика