Редакционная3 мин. на чтение

Николай Смирнов. Главный редактор русскоязычного издания BudoInternational
Николай Смирнов
Главный редактор русскоязычного издания Budo International

Уже закончились наши длинные праздники, и начался 2021 год. Вроде бы не так, чтобы и плохо начался. Уже меньше заболевших, да и попривыкли мы жить в таком странном полу-карантине, хотя уходят знакомые и друзья. Вдруг и навсегда, больно и немало. И это очень грустно.

Власти как бы нас пытаются защитить, но порой странно. Мне непонятно, почему до 23 часов у нас рестораны работают, а потом нельзя. Я, как металлург, точнее сварщик, по образованию и работе, и тренер по второй своей основной специальности, понять этого не могу. Ну, никак. Видимо, до 23 часов коронавирус отдыхает, а потом выходит на охоту. Только сведения эти секретные и нам их знать не положено.

Понимаю, что власть имущим сейчас очень непросто – надо принимать верное решение при минимуме информации и полном отсутствии опыта действий в подобной ситуации, но ситуация совсем не смешная. А нас, похоже, такими решениями пытаются рассмешить. Ну, да ладно. Всё равно мы уже привыкли жить в новой реальности и с новой, увы, смертностью.

В этом номере, помимо прочих интересных материалов, мы хотим вас порадовать интервью с Олегом Тактаровым – первым чемпионом по боям без правил, человеком, который дал нам ещё один повод для национальной гордости.

Все страны и народы гордятся собой. И это правильно. Есть и у нас повод повторить слова Суворова «Я русский, какой восторг!». Кстати, вы обратили внимание, что есть англичане, немцы, французы, датчане и есть русские. Про английских, немецких, французских или там итальянских читать не приходилось.

Как объяснял император Николай I послу одной недружественной державы – «русский» это прилагательное, и прилагаться оно может к человеку любой национальности, который живёт в России и её интересами. Часто противопоставляли Россию Кавказу. Но для примера, «Дикая дивизия», составленная, в основном, из самых воинственных народов гор, была единственной не изменившей присяге в 1917 году. Поэтому именно прилагательным «русский» наша страна и сильна.

Конечно, мы долго говорили «советский» и это было правильно. Ну, а когда некоторые бросились копать Чёрное море и одерживать массу побед в исторических мифах над вчерашними «братьями», которые вдруг оказались «не братьями», стало как-то неприятно. Для меня и моих друзей нет людей хороших национальностей и плохих. Есть хорошие люди и нехорошие, заслуживающие уважения и недостойные его. Среди моих близких есть русские, узбеки, испанцы, грузины, евреи, таджики, чеченцы, белорусы, азербайджанцы, англичане, латыши, иранцы, украинцы, американцы, немцы…. Чуть не забыл татар, вот Камиль Мусин обиделся бы.

Национальность понятие иррациональное. Можно быть выше и это лучше, например, для баскетбола, сильнее и это лучше, например, для тяжёлой атлетики. Есть качества, которые можно померить, взвесить и сравнить. Но нельзя быть лучше, потому что ты именно такой национальности, а не какой-то другой. Не меряется это, а если сравнивается, то это уже туда, к выкопанному морю.

Задаваться не надо. Поясню свои слова примером. Лет 15 назад ко мне в институт, которым довелось тогда руководить, приехал один очень уважаемый каратека из далекой от Санкт-Петербурга Японии. Мы расположились у меня в кабинете, где по ещё советской привычке на одной из стен висела карта мира. Грандмастер вежливо, а японцы вообще очень вежливые люди, похвалил меня за трудовые и спортивные успехи. Я поблагодарил его за представляемое им воинское искусство, которое так серьёзно повлияло на мою жизнь. Речь зашла о том, чтобы переиздать наши, с моим другом и тренером Вячеславом Барковским, книги, точнее брошюры, «Практическое каратэ», в Японии. Скромное счастье авторов повисло в воздухе и начало обретать зримые очертания. Тут прозвучала фраза о том, что я вообще должен быть всем обязан каратэ, сильнейшему в мире боевому искусству. Пришлось поправить гостя. Подойдя к карте, я предложил сравнить территорию Японии, в которой существует великое множество различных боевых искусств, с территорией России, у которой, по его мнению, эти боевые искусства в эпоху основного государственного строительства отсутствовали. Гость, к сожалению, обиделся и издания «Практического каратэ» в Японии не случилось. Но национальная гордость великороссов того стоила.

Поэтому с удовольствием читаем интервью и стихи Олега Тактарова и гордимся, но так, немного, никого не обижая.

Николай Смирнов


Прошу всех авторов, которые направляют свои материалы, оставаться такими же активными, и не обижаться, если ваши материалы не появляются сразу в журнале или на сайте. Мы стараемся.