Добрый «Зверь» по имени Дэн13 мин. на чтение

Дэн Северн, точнее Дэниел ДиУэйн Северн,  Дэн «Зверь» Северн, а ещё точнее – Dan «The Beast Severn», первый и пока единственный спортсмен, одновременно участвовавший в  UFC (Ultimate Fighting Championship) и в WWF (World Wrestling Federation), являвшийся чемпионом в  NWA (National Wrestling Alliance) и в UFC.
Мне повезло с ним познакомиться приличное время назад, ещё в начале девяностых, но получше удалось его узнать в последние лет десять. Выдающийся спортсмен (при росте в 188 см имеет вес 115 кго), обаятельный и добродушный человек, без всяких признаков зазнайства. Сколько мы с ним ни общались, сколько с ним ни общались мои друзья, он всегда оставался ровным, благожелательным и очень отзывчивым человеком. Таких людей, к сожалению, не так много. Будем считать его примером. Давно хотел взять у него интервью, но как-то не получалось. И наконец, свершилось!
Итак, в нашем диалоге я, Николай Смирнов – НС , Дэн – ДС…


Дэн Северн и Николай Смирнов

НС: Дэн, ну, наконец-то нам удалось выйти на связь. Давай воспользуемся возможностями техники, и я всё-таки возьму у тебя интервью.

ДС: Хочу повторить. Современные технологии нельзя назвать моими друзьями. (смеется).

НС: Понял, но коли есть возможность, давай перейдём к интервью, как я и грозился.

ДС: Давай, время идёт неумолимо. Видишь – цвет моих волос меняется, увы.

НС: Может это свидетельство приходящей мудрости? Знак того, что мы просто становимся умнее.

ДС: Слушай, похоже на то. Теперь я так всем буду отвечать. Ну, ладно, я рад, что нам, наконец, удалось поговорить. Мы уже пару лет с тобой только переписываемся и то по праздникам.

НС: Сразу предупреждаю – наш разговор записывает Дмитрий, коллега из Иркутска, для того, чтобы я не пропустил ничего ценного. Итак, первый вопрос: в какой семье и когда ты родился?

ДС: Я родом из Мичигана. Отец и мать также родом из Мичигана. Но, как и большинство американцев, я этакая смесь. Мама по крови шотландка, а у отца корни и немецкие и французские и канадские, да и много чего там ещё.

НС: То есть ты не американец?!

ДС: Да (смеётся), так американцы – это только американские индейцы, остальные пристроились. Да, и вот этот, не американец, родился в июне 1959 года. Мне уже 62 года. Вроде немало, но сейчас многое в жизни поменялось. Порой я чувствую себя совсем молодым человеком, и вынужден сам себе напоминать, что это не совсем так. Стоп Дэн, ты всё-таки не такой уже молодой.

НС: Так, это выяснили. Скажи, а кто в твоей семье был связан как-то со спортом?

ДС: Ты знаешь, все мои братья и сёстры были связаны со спортом.

НС: А сколько их у тебя?

ДС: У меня четыре брата и три сестры. Я – второй по старшинству. Братья все занимались борьбой и весьма неплохо. Все они поступили в университет по спортивному набору, со спортивной стипендией и успешно его закончили. Так что скажу про себя так – да, я спортсмен, но с мозгами.

НС: Подожди, подожди,  а сестры тоже занимались борьбой?

ДС: Знаешь, это было более двадцати лет назад, тогда женщины ещё не заходили так активно в «мужские» виды спорта. Но вот мою младшую сестру это уже коснулось – она занималась борьбой.

НС: Кто  всё-таки тебя привёл в спорт и в какой?

ДС: Я бы сказал, что это был мой старший брат Дейв. Он как раз и начал заниматься борьбой. Я же в то время занимался баскетболом, это было в седьмом классе, в 1969 году. В баскетболе у меня не очень получалось и на матчах в основном приходилось сидеть на скамейке. Так случилось, что брат с приятелями подошли ко мне с предложением выступить в соревнованиях по борьбе. Была эпидемия гриппа и у них в команде была нехватка спортсменов как раз в моей весовой категории. Я был сильным парнем, правда, до этого боролся всего два раза со своими приятелями. Но поборол! (смеётся).  Я выступил, неожиданно победил и мне вообще понравилось. Выступать, а не сидеть на скамейке.

Дэн Северн

НС: Понятно, а вот скажи, ты играл в американский футбол?

ДС: Да! И скажу тебе честно и только между нами – мне американский футбол нравится больше чем борьба! Но надо учесть, что это командная игра, где результат матча зависит от каждого члена команды, от сыгранности, взаимопонимания и доверия друг другу. В борьбе ты один. Даже, если твоя команда проиграла, ты можешь выиграть.
 Мы часто играли на тренировках по борьбе и в европейский футбол, соккер, но это было больше как кардио, такая нагрузка. Американский футбол очень контактный вид спорта и гораздо жёстче, чем европейский. В чём-то он схож с борьбой.

НС: Когда ты начал выступать в ММА?

ДС: Понимаешь, термин ММА, не был известен до 2005 или 2006 года. Ещё в школе я начал заниматься греко-римской борьбой, дзюдо, самбо, а чуть позже и джиу-джитцу. Это сильно помогало мне на соревнованиях.

Действительно сильно. Судите сами:

Дэн Северн провёл более 127 боёв мирового уровня, одержав 101 победу и зафиксировав 7 ничьих.  В любительской борьбе дважды становился национальным чемпионом Америке среди университетов по борьбе, двухкратный чемпион мира по рестлингу,  двухкратный чемпион мира в тяжёлом весе в NWA (National Wrestling Alliance), единственный трёхкратный чемпион  UFC в истории.

Многократно отмечен наградами Залов славы борьбы и боевых искусств.

До появления ММА бои проводились с требованием не кусаться, без всяких весовых категорий. Они предшествовали спорту ММА и на них смотрели больше не как на спорт, а как на развлечение для публики.

НС: Когда ты получил своё первое предложение на  UFC?

ДС: Это был UFC номер четыре. Честно говоря, до этого предложения я даже не был в курсе, что такое существует. Интернет тогда был не развит, рекламы было не так много. Сотовые телефоны в то время были совсем не такими, без экранов с видео, и люди наблюдали яркие события благодаря платным каналам телевидения. Мы жили, можно сказать, в захолустье и не наблюдали этих каналов. Я вообще об этих соревнованиях ничего не слышал, но мой друг смотрел первые серии UFC и исхитрился записать их на видеокассеты. Он притащил их ко мне, мы стали смотреть и видели эти вылетающие зубы, летающие ноги. Смотрю, ну, не моё, а друг твердит своё – вот этот из джиу-джитцу, этот тоже вроде борец, твоя же тема!  Я посмотрел и думаю – так, ударить себя не дам, буду сбивать ладонями их атаки, начну клинчевать, а там уже заломаю. Даже, когда я приходил в ярость во время схватки, я старался не бить кулаками, не моё, не умею делать это хорошо и сильно, но сблизившись, после клинча, мы переходили в борьбу! Здравствуйте, здесь вы уже в моём мире!  

НС: Всё-таки, как они тебя позвали?

ДС: Была такая женщина Фила Слей, которая много кого пригласила из профессиональных атлетов участвовать в этих поединках. Я серьёзно занимался борьбой, провёл немало поединков и в США и в других странах, стал чемпионом на многих соревнованиях. Фила мне звонила много раз и в конце концов я согласился. Ещё там присутствовал хороший борец Даг Фрай, мой бывший ученик, который приоткрыл эту дверь для многих и, в том числе и для меня. Вот, можно сказать, они вдвоём меня и втравили в UFC. Тогда это только начинало развиваться,  и народ потихоньку принялся входить в это дело.

НС: Ты тогда встретился с Тактаровым?

ДС: Подожди… Нет, мы с ним бились на пятом  UFC, а в четвёртом, я в финале проиграл Грейси. Это было очень тяжёло, но ожидаемо. Дело в том, Николай, что к этому турниру я готовился всего пять дней. Представляешь?! Так получилось. Несколько серьёзных поединков за один вечер! Очень тяжело!  Посмотри на сегодняшних спортсменов. Между боями у них иногда проходит по 4-6 месяцев, которые идут на подготовку. Я же был так занят в то время, что мог уделять только по полтора часа в день на подготовку к этому турниру, и удалось выкроить всего пять дней. В партнёры я взял себе двух профессиональных борцов, которые атаковали меня ударами в боксёрских перчатках, пытались бить ногами, и, конечно, исполнять всякие удушения и болевые. Тренируясь с ними, я старался делать как можно больше приёмов запрещённых в любительской борьбе. Короче, если честно, это была комедия, а не подготовка. Ребятам, с которыми я тренировался не очень нравилось находиться со мной в ринге и иногда они бросались в друг друга боксёрскими перчатками, выясняя, чья очередь выходить со мной биться. В результате, выходя на первый турнир, я не умел бить руками и ногами, соответственно плохо понимал, как от таких ударов защищаться, и имел очень туманное представление о техниках, запрещённых в любительской борьбе. Такое у меня было начало в ММА. Было непросто.

Дэн Северн

НС: Кто дал тебе прозвище «Зверь»?

ДС: Это был легенда американского футбола по имени Джим Браун, он освещал поединки как ведущий. История забавная. Дело в том, что когда я появился на предварительной пресс-конференции, на мне был классический чёрный костюм, белая рубашка с галстуком и чёрные очки. Все решили, что я чей-то менеджер, вежливый и аккуратный. Когда же настала пора заходить в клетку, всё изменилось – я вёл себя очень агрессивно. Произошло превращение, как в истории доктора Джекила и мистера Хайда. В клетку заходил зверь. Контраст был разительным. Поэтому Джим так и назвал меня и это прозвище прижилось.

НС: Даже я помню этот контраст. Когда мы первый раз встретились с тобой в Пенсильвании, не помню, у Кэнслера или Пласко, по-моему, в 1992 году ты вначале был в костюме и выглядел очень приличным человеком.

ДС: А ты думал (смеётся).

НС: Ты помнишь свой первый бой в октагоне?

ДС: Да, конечно. Моим противником был Энтони Масиас. Все ждали ударных техник, руки там, ноги, локти. Я же решил по-другому. До этого у них там, в октагоне,  никто не делал суплекс.

Суплес (фр. souplesse — гибкость, мягкость), также суплекс (англ. suplex) — бросок в спортивной борьбе. В современном русском языке чаще употребляется термин  бросок  прогибом.  Бросок выполняется в падении, с помощью прогиба атакующим своего туловища назад.

Такой амплитудный бросок изобразил. Когда я его кинул, все замерли. Он же исхитрился встать после броска и ещё постарался ударить меня в голову локтём. Не очень сильно, но кожу рассёк. Тут я озверел и опять кинул его суплексом, в этот раз очень сильно. Смотрю – он весь в крови. Чувствую, у меня тоже идёт кровь. Думаю, на нём моя или его? Толпа беснуется – он так сильно влетел в пол, с таким грохотом, что  они решили – я его убил. Оказалось – нет. Живой, но в падении он сам себя ударил коленом в голову – отсюда и кровь у него на лице. Тут, мне кажется, публика ко мне стала относиться хорошо. Кстати,  почти все мои бывшие противники со временем тоже стали моими хорошими приятелями.

НС: Кто был самым трудным противником в твоей карьере?

ДС: Самыми трудными противниками для меня были хорошие борцы. Если конкретно, это Марк Коулмэн и Олег Тактаров. С ними было тяжелее всего.

НС: Что существует в твоей жизни кроме спорта? Например, Тактаров снимается в фильмах и пишет стихи, а ты?

ДС: Николай, если, как говорят – разнообразие добавляет перца в жизнь, то я, наверное, один из самых проперчённых людей. Я не итальянец, но специи, это моё. Я тренирую совсем маленьких и пожилых, учу тех, кто в возрастном промежутке между ними. Учу бороться по разным правилам, в разной одежде, в разных положениях…

НС: Погоди, это всё относится к спорту. Что-то есть вне спорта? Пишешь ли ты книги, танцуешь, поёшь?

ДС:  Понял. Отвечу так – я очень люблю работать в саду. Мне нравится сажать деревья и кусты, ухаживать за моим участком, делать его красивым, приятным для глаза. У меня растёт масса фруктовых деревьев, сад просто хорош.

НС: Не знаю, я у тебя в гостях ни разу не был. Ты не зовёшь.

ДС: Неправда, жду тебя в любое время, и ты сразу поймёшь, что я не зря горжусь своим садом. Я вырос на ферме, поэтому мне нравится выращивать разные фрукты, овощи.  Это дело для меня. Вообще, мне нравится природа. Сейчас, ты знаешь, я перебрался в Аризону, здесь очень красивые места, растения, горы…. Ещё мне нравится, что здесь постоянно тепло. Я круглый год хожу в шортах и футболках, вспоминая холодный Мичиган, где приходилось очень тепло одеваться и даже очки носить во время метелей.

НС: Хорошо, уговорил, обязательно приеду. Вернёмся к спорту. Скажи, как к твоим выступлениям в ММА отнеслись родители, жена. Они пытались тебя уговорить не заниматься этим или наоборот вдохновляли на участие?

ДС: Ничего никто не пытался. Дело в том, что никто про турниры не знал, я никому не говорил. Турнир смотрел мой дядя, он и позвонил отцу и спросил: «Ты знаешь, где твой сын сейчас?!» Отец спросил: «который?», потому что нас у него пятеро. Он ответил: «твой сын Дэн». Потом он стал пересказывать ему как всё проходит, выиграл я, проиграл, всё ли у меня нормально со здоровьем. Когда я вернулся домой, отец просто кричал на меня, взрослого, здорового, тридцати семилетнего мужчину. Кричал, как на мальчишку!  Но я услышал в этом крике любовь. Неважно сколько нам лет, мы всегда остаёмся для родителей маленькими детьми.

НС: Ты был в России, что тебе понравилось, что нет, чего хотелось бы изменить?

Николай Смирнов, Дэн Северн, Влад Байтоков, Джордж Бирман в МИДе на приёме, посвящённом Олимпиаде боевых искусств, 2014 год

ДС: Я был в России несколько раз. Первый раз ещё в восьмидесятых. Конечно, страна очень сильно изменилась. Я много говорил с простыми людьми. Они везде одинаковы. Все хотят лучшей  жизни своей семье, хотят иметь хорошую работу, видеть счастливых детей и, как во всех других странах никто не в восторге от собственного правительства. Думаешь, в Америке люди довольны своим правительством? Нет! Мы с ними живём в разных измерениях. Они не знают и не представляют реальности, в которой мы все живём, насколько тяжёло нам приходится трудиться, чтобы добиться того, что многие из них имеют с детства.  Увы, они и не хотят этого знать.

Знаешь, я расскажу тебе историю. Иногда я брал с собой детей, и мы ездили на экскурсию в Вашингтон. Во время одной из таких экскурсий гид спросил, есть ли у кого-нибудь вопросы. Все промолчали, а я, ты меня знаешь, поднял руку и спросил: «Как я могу уволить своё правительство?» Гид спросил, кто дал мне такое право. Я ответил – они, правительство, получают зарплату из моих налогов и налогов таких же людей, как я. Это же нормально? Я – босс, я их нанял, а они чего-то перепутали. Если они плохо работают,  я должен иметь возможность их уволить. Все в автобусе меня поддержали. Отчасти отвечая на твой вопрос, скажу тебе так, то, что мы с тобой делаем, то, что делают остальные спортсмены, это самая настоящая народная дипломатия, которая во многом ценнее официальной – послать ядерную ракету туда, где живут твои знакомые и друзья просто невозможно.  
Глядя на всё происходящее сейчас, открою тебе маленький секрет – в ближайшее время я пойду в политику и постараюсь сделать что-нибудь полезное для моих нанимателей.

НС: Правильно ли я понял, что ты мне так ненавязчиво предлагаешь место переводчика?

ДС: Считай, что ты уже в штате (смеётся).

НС: Хорошо, а до ухода в политику ты ещё будешь биться?

ДС: В спорте – нет. Слишком много медицинских тестов. После сорока здоровье нужно очень тщательно проверять. Хотя основные травмы получаешь не на турнирах, а на тренировках.

НС: Хорошо, не буду тебя больше мучить. В заключение последний вопрос – чтобы ты хотел пожелать нашим странам?

ДС: Нам нужно больше и честно общаться. Всё можно решить, если есть желание решать. Для этого нужно общаться, а не выставлять друг другу какие-то требования. Политики должны больше работать на государства, а не на свои амбиции.

Николай Смирнов, Санкт–Петербург, Россия