Советское каратэ. Часть 2/26 мин. на чтение

У нас уже был в гостях мастер каратэ Марк Тальянский, сегодня мы снова встретились, чтоб обговорить истоки этого боевого искусства в СССР и Украине.

Станислав Близнюк (С.Б):  Несколько слов об армии.

Марк Тальянский (М.Т.): В прошлый раз мы немного затронули армейскую тему, думаю, что в какой-то мере все армии мира чем-то схожи. Но как только мы заговорили, я вспомнил ещё об одном человеке, к которому я питаю чувство огромного тепла и благодарности – это Ярослав Иванович Волощук, или, как его называли, «папа Слава». Ярослав Иванович стал родоначальником дзю-до на Украине, он воспитал много прекрасных спортсменов, в том числе и олимпийского чемпиона по дзю-до Сергея Новикова, и очень многое сделал для развития самбо и дзю-до на Украине и в СССР.

В моей судьбе он сыграл определённую, и, я считаю, немалую роль. В динамовский зал я пришёл не в начале учебного года, осенью, а в середине зимы, и Корнеич не был расположен принять меня в секцию самбо. Но мне повезло – в тренерской находился Ярослав Иванович, и он поддержал меня, сказав А. Наухатько: «Саша, ну возьми мальчика, желание у него есть, вроде крепкий, а там посмотришь, как дальше себя покажет». Корнеич согласился, но если бы не Ярослав Иванович, то кто знает, как бы в дальнейшем всё сложилось.

А второй эпизод имел место во время моей службы. В Киеве (по-моему, это был 1971 год) проходили тренировочные сборы по подготовке к чемпионату Европы по дзю-до, и Ярослав Иванович подключил меня в качестве спарринг-партнера, а проще говоря, в качестве тренировочного мешка, к сборной СССР. Кстати, тогда я впервые в жизни увидел профессиональную видеотехнику, с помощью которой и тренеры, и сами спортсмены могли тут же увидеть свои действия со стороны.

Там я познакомился с Сергеем Суслиным. Много позже узнал о нехороших коллизиях в его жизни, а тогда это был молодой парень, обаятельный, улыбчивый, остроумный. Борец с прекрасной техникой, правда, один раз он меня немного неудачно бросил – частично за ковёр, на пол, – очень переживал, всё ли со мной в порядке.

Вопрос по существу, а какое это имело отношение к армии, к службе? А самое непосредственное: дело в том, что каждое утро я приходил в ротную канцелярию и обращался к командиру роты, твёрдо и без запинки докладывая: «Товарищ капитан, рядовой Тальянский прибыл на предмет получения увольнительной для прохождения тренировочных сборов по подготовке к чемпионату Европы по дзю-до». После этого спича мне вручалась увольнительная с 9-00 до 21-00.

И вот прошли сборы, давным-давно закончился чемпионат Европы, а я, соблазнённый такой легкой возможностью побывать за воротами, каждое утро прихожу в канцелярию и чеканю свое утреннее приветствие: «Товарищ капитан, рядовой…».

Откровенно говоря (хотя и неудобно признаваться), это прекратилось не из-за угрызений совести, которая абсолютно спокойно переносила мои визиты в ротную канцелярию, а просто страшно стало – ну не может эта лафа так долго тянуться, ведь уже больше месяца «сборы» продолжаются, пора и честь знать.

А еще я из армии вынес шутливое: «Думающий солдат небоеспособен». Но не торопитесь смеяться и снисходительно заявлять, что это типичный образчик солдафонского юмора, которому не хватает только казарменного топота сапог.

Это утверждение очень глубокое, имеет прямое отношение и является руководством не только применительно к армии, но и к боевым искусствам. При возникновении определённых ситуаций думать некогда, необходимо безошибочно действовать на интуитивном уровне. Поэтому не торопитесь обвинять армию в тупости и кондовости, это далеко не так.

С.Б.:  Как строились отношения между разными стилями и группами каратистов?

М.Т.: Сразу оговорюсь, что речь пойдет о Киеве, городе, где я жил, тренировался и тренировал. Отношения складывались по-разному, но были и общие стереотипы. В принципе, относились друг к другу достаточно доброжелательно, корректно и с любопытством, интересовало, кто и как тренирует, уровень тренера и его учеников.

Скажу откровенно, я, как и многие мои приятели того времени, эти отношения выстраивал на основании самой концепции восточных единоборств – побеждает сильнейший, поэтому разговорам о высокой материи, космических энергиях и прочему я никогда не придавал большого значения, а предпочитал выяснять отношения и уровень соперников языком спарринга.

Конечно, это достаточно спорная точка зрения: дело в том, что, невзирая на старания Клемана, я в то время просто не сумел понять, что сильнейшим является человек, для которого основной бой происходит внутри – в борьбе со своими слабостями, недостатками, и что его уровень не характеризуется только лишь хорошими спаррингами.  Это гораздо легче воспринять в теории, чем внедрить в своё естество, и я исключением не стал.

Вместе с тем, и Клеман не отрицал, что именно кумитэ конкретизирует силу, значимость, уровень любой группы более отчетливо, чем пустопорожняя болтовня разного рода «спецов», которые толком не могли и прямой удар кулаком нанести. Но наш учитель, в отличие от многих из нас, никогда эту точку зрения не абсолютизировал, прекрасно понимая, что успехи на татами только часть возможностей и задач каратэ.

Перед дальнейшим развитием темы отношений позвольте небольшую преамбулу. Представьте ситуацию – в городе занимаются (полуподпольно) десятки, если не сотни групп, кто-то о ком-то что-то знает, и где, кто, как и под чьим руководством тренируется (например, как мы с Виктором Поддубным), а о ряде групп и их тренерах или ничего не известно, или доходят какие-то смутные слухи, в том числе и мифические: там насмерть бьются, но слава богу, так никого и не убили, там учитель ходит по стенам и потолку, оставляя следы без признаков плоскостопия, так далее, и тому подобное.

Большая часть добросовестных тренеров искала и находила контакты друг с другом, а кто-то с удовольствием работал в самоизоляции, варясь в собственном котле, и это понятно – ведь в такой мутной водичке гораздо легче взимать плату за суперсекретные и дающие громадную энергетику техники. Одна беда: в реальной, пусть чисто спортивной встрече, это почему-то не помогало. Практически, первый чемпионат Киева в 1979 году расставил всё по своим местам.

Имели место и сплетни, которые не добавляли ясности, а напротив, способствовали вражде и недоразумениям. Приведу собственный пример, который не делает мне чести, так как в данном случае я проявил наивность и глупую доверчивость.

Однажды к нам на тренировки пришел Олег Трусов со своими учениками, а перед этим мне, уже не помню кто, нашептал, что Олег очень пренебрежительно отзывался о Клемане. Добавлю, что тогда я не был знаком с ним, только слышал, что есть такой, получил на Кубе черный пояс, ведёт группу.

Я решил в спарринге наказать своего предполагаемого оппонента и тем самым выразить свое «фэ»!

Перед началом тренировки подошел к Клеману и попросил поставить меня в спарринг с Олегом. Он ничего определённого не ответил, только внимательно посмотрел на меня. Тренировка прошла как обычно, но с Олегом Клеман меня так и не свёл, хотя обычно он ставил в спарринг со всеми нашими гостями. После занятий я недоумённо спросил, почему так вышло (это сейчас мне ясно, что моя, пылающая жаждой справедливости физиономия была моментально просканирована), и рассказал о своём намерении, уверенный в его понимании и поддержке. Но оказалось, что я очень плохо знал своего Учителя, и получил такой выговор, что не знал, куда деваться. Поверьте, ну очень стыдно стало! Клеман все разложил по полочкам, а в конце сказал, что если верить всему, что тебе вливают в уши, не подвергая это проверке и анализу, то всю жизнь будешь легко предсказуемой марионеткой, которой только ленивый не будет манипулировать.

Позже я с Олегом познакомился поближе и понял вздорность этих сплетен. Нас связывает искренняя дружба на протяжении десятков лет, и мы всегда смеёмся, вспоминая эту историю. Олег Васильевич Трусов высокообразованный, культурный, в высшей степени порядочный человек, органически не способный на подлость. Кстати, ещё один штрих – Олег один из очень немногих на то время (а в Киеве, насколько я знаю, единственный), кто начал тренерскую деятельностью с вполне приличным практическим, теоретическим и методическим багажом. Он вернулся из длительной зарубежной командировки обладателем черного пояса 1-го дана.

Сейчас Олег Васильевич Трусов мастер 6-го дана каратэ, находится в прекрасной физической и творческой форме, за его плечами годы плодотворной тренерской деятельности, сотни учеников, множество прекрасных и полезных книг по каратэ. Он один из тех, кто заслуживает самого искреннего восхищения, признательности и уважения.