Показуха

Началась афганская война и сразу же проявился интерес к возможностям пограничников вести специальные действия на границе. Лейтенанта Булгакова, который был кандидатом в мастера спорта по самбо, назначили командовать отрядным “спецназом”.

В первую очередь он взялся за подбор в группу личного состава. Для начала лейтенант отправился на гарнизонную гауптвахту, откуда вызволил давно сидящего там первогодка Сухарева, который с одного удара как-то вырубил беспричинно пристававшего к нему “дембеля”. Прибывшие на помощь “дедушке” еще четверо дембелей, к их сильному удивлению, тоже оказались на полу, причём почти одновременно. Сухарев оказался крупным специалистом по тхеквондо.

Группа подобралась разношёрстная. Здесь были каратисты, боксёры, фехтовальщики, биатлонисты, культуристы и борцы разных стилей. Из них и нужно было за короткое время подготовить пограничный спецназ. Уже через месяц группа должна была продемонстрировать “показуху” важной международной комиссии, при этом без всякой имитации.

С первых же дней бойцы тренировались только с боевым оружием и на твёрдой земляной площадке. Стояла пятидесятиградусная туркменская жара. Спецназовцы были одеты в тонкие маскировочные костюмы на голое тело, поэтому каждый камушек при падении на землю ощущали весьма болезненно. Но Булгаков был неумолим. Он требовал максимальной достоверности и полного контакта в рукопашном бою.  «Ваши кулаки, пятки, локти и лбы должны быть крепкие, как броня у танка» наставлял бойцов лейтенант.

Сухарев стоял, устало опустив руки, окружённый пятью пограничниками, вооружёнными кто чем: автоматом с присоединённым штык-ножом, отточенной лопаткой, палкой или просто ножом. В очередной раз лейтенант раскритиковал его приёмы самообороны, обидно назвал их “индийским кино”, намекая на неправдоподобность и имитацию драки. Сухарев, в свою очередь, злился на нападавших, которые, по вполне понятным причинам, каждый раз стремились уклониться от реального контакта с его тяжелыми кирзовыми сапогами.

Прозвучала резкая команда. Обозлённый Сухарев волчком закрутился в плотном кольце нападавших, раздались громкие, тяжелые удары. Солдаты вылетали из круга уже по-настоящему. Схватка закончилась через несколько секунд и тут все увидели, что в центре круга лежит без движения, пропустивший в грудь мощный удар сапогом биатлонист Козлов. Товарищи бросились делать ему искусственное дыхание. “Молодцы! Вот теперь всё реально!” – похвалил бойцов Булгаков, похлопав очнувшегося Козлова по плечу.

Целыми днями спецназовцы отрабатывали приёмы рукопашного боя, метали лопатки и штык-ножи, прыгали, кувыркаясь, на ходу из кузова машины и через горящие препятствия. Синякам и шишкам уже не было числа.

Шустрые инженеры тем временем соорудили из досок двухэтажное здание, рядом установили невысокую наблюдательную вышку. Реальное взятие этого “вражеского” поста и должна была продемонстрировать группа спецназа.

Тут уже требовалась настоящая режиссерская работа. Группу разделили на две части: первая действовала в качестве штурмующих, вторая изображала личный состав вражеского поста. “Врагов” переодели в чужую форму и выдали каждому СВД, изображающую иностранное оружие. Пограничники вооружились холостыми патронами, взрывпакетами и приступили к тренировке штурма.

“Картинку” крутили с утра до вечера. Все уже знали свои действия до автоматизма. По замыслу, после захвата здание поста должно было быть уничтожено взрывом.

Негромкий хлопок взрывпакета разошедшегося Булгакова никак не устраивал. Продвинутый Сухарев тут же посоветовал для усиления накрыть взрывпакет металлическим тазиком. Эксперимент показал правильность его идеи, правда, при этом дно тазика долетело аж до строевого плаца, распугав строившийся там на обед учебный пункт.

Наконец всё было готово.

Светило яркое солнце. Многочисленные гости разместились под навесом высокой трибуны. Одетые в новую, с иголочки, только что появившуюся камуфлированную форму, тридцать вооружённых спецназовцев выстроились перед трибуной. Лейтенант Булгаков стоял рядом с начальником пограничного отряда, с микрофоном в руках, и комментировал действия подчинённых. Теперь всё уже зависело только от них.

Сухарев негромко скомандовал. Пограничники стали с криками синхронно демонстрировать приёмы с оружием, затем парные схватки.

Настал черёд Сухарева показать защиту от пяти нападавших. Он отработал молниеносно и безошибочно. Прозвучало ровно пять громких ударов и всё кончилось. Последним, в очередной раз, пропустив удар каблуком в ухо, рухнул Козлов.

Гости дружно зааплодировали. Председатель комиссии заинтересованно спросил в микрофон Булгакова:

– Что это за звуки мы слышали?

– Это полный контакт! Мы всегда так тренируемся! – бодро доложил лейтенант.

Гости уважительно зацокали языками.

– Я хотел сына отдать в погранвойска, теперь не отдам – засмеялся председатель комиссии.

Прозвучала новая команда и группа перешла ко второму этапу “показухи”.

Вниманию присутствующих был представлен двухэтажный деревянный дом, огороженный забором из колючей проволоки, вдоль которого ходил часовой с винтовкой на плече. На вышке виднелся пулемёт с длинной патронной лентой.

Снятие часового было поручено Сухареву. Умело проскользнув под проволоку, он спрятался за углом здания и внезапно напал на часового. Сухарев прижал его к деревянной стене и со всего маху всадил ему штык-нож в узкую незаметную щель между рукой и телом. Часовой правдоподобно задергался, зажав нож подмышкой.

Гости испуганно загалдели. Начальник погранотряда тяжело глянул на Булгакова. Тот заулыбался. Достоверность была полностью достигнута.

Пограничники с трёх сторон рванулись на штурм. Они заскакивали в двери и окна поста, откуда слышалась непрерывная стрельба. На обоих этажах развернулись ожесточённые рукопашные схватки. Один пограничник, запрыгнув на плечи другому, пробирался на вышку к пулемёту. Тут из здания, отбиваясь от преследователей, выскочил огромный “начальник поста” и полез на вышку к пулемёту. Опередивший его пограничник двумя ногами изо всех сил ударил “офицера” в грудь и тот без всякой имитации полетел с трехметровой высоты головой вниз.

Трибуна резко вздохнула. У самой земли “каскадера” едва успели подхватить два выделенных для этой цели пограничника, быстренько скрутили его, запихали в рот кляп и уволокли в кусты. Тут раздался громкий взрыв, крышка тазика полетела высоко вверх, повалил черный дым.

Дальше события закрутились как в крутом боевике. Из-за дальнего угла казармы, на огромной скорости вылетел закамуфлированный жидкой глиной “Уазик” без тента, битком набитый “вражескими” солдатами. Сухарев с вышки ударил длинной пулемётной очередью. “Уазик” резко вильнул в сторону и остановился. С него горохом посыпались “убитые” солдаты. Один из них, лежа у заднего колеса, незаметно зажёг дымовую шашку, и машина правдоподобно задымилась.

Начальник отряда схватил Булгакова за грудки.

– Ты что мне творишь?!

– Это просто имитация – в очередной раз успокоил тот командира.

Штурм завершился успешно. В одном строю потрёпанные “наши” и “враги” получили искреннюю благодарность и высокую оценку гостей и командования.

– Нужно все это показать простому народу. Пусть знает, кто его охраняет. Да и враги наши призадумаются, прежде чем связываться с пограничниками – поставил задачу подчиненным председатель комиссии.

На носу был очередной юбилей пограничного округа. Группу быстро собрали, посадили на бронетранспортеры и отправили в Ашхабад. Там “показуха” должна была пройти на центральном республиканском стадионе.

Тренировались спецназовцы на спортгородке окружного батальона связи. Для пущего эффекта взялись осваивать только что появившиеся на вооружении сигнальные мины. Первый же их разноцветный запуск вблизи склада ГСМ привёл в настоящий шок весь связистский гарнизон.

В городе расклеили рекламу о показе действий пограничного спецназа на стадионе. Народ повалил толпами. Собралось больше пятнадцати тысяч зрителей.

Спецназ усилили двумя БТР с холостыми патронами, кинологами с овчарками, группой прапорщиков для пуска фейерверков и, для пущей красоты, командой матросов в белоснежных фланелевых тужурках с флагами.

Спецназовцы опять разделились на две группы и устроили настоящее сражение на футбольном поле. Все горело и взрывалось. По бровке поля, схватившись за голову от ужаса, бегал директор стадиона. По полю носились овчарки и ловили отбившихся от своих “моджахедов” с намотанными на головы в виде чалмы офицерскими шарфами.

Внезапно из ворот, с двух сторон, на помощь пограничникам, выскочили два БТР и открыли ураганный огонь холостыми патронами из крупнокалиберных пулемётов прямо в сторону зрителей. Трибуны в секторе их стрельбы мгновенно опустели. Зрители разбегались кто куда. Победили как всегда “наши”.

Завершилось всё грандиозным парадом. По дорожкам стадиона, под оркестр, прошли моряки с флагами, кинологи с собаками, замыкали же строй вконец побитые, но не побеждённые бойцы Булгакова. Стадион приветствовал их стоя.

Парад сопроводили красочным пуском сигнальных мин и патронов химической тревоги с жутким пронзительным воем. Многие из них пролетали прямо над головами зрителей, заставляя их приседать.

Эффект от “показухи” превзошёл все ожидания. Вечером нарядных моряков пригласили в медицинское училище на танцы, а спецназовцев же отправили в казарму “зализывать” раны. Булгаков еле выпросил разрешение у командования сводить своих бойцов в кино.

Кое-как отчистив и зашив камуфляжи, они отправились в кинотеатр. От греха подальше лейтенант спрятал бойцов до начала сеанса за углом, купив им мороженое.

Перед входом в кинотеатр уже собралась большая толпа. Лейтенант стоял у кассы и пересчитывал купленные билеты. Тут к нему подошли три местных жителя и красочно размахивая руками стали восхищаться недавно увиденной “показухой”.

Вдруг раздался громкий визг. Площадь перед кинотеатром мгновенно опустела. Булгаков оглянулся и увидел мчавшихся к нему спецназовцев.

– Мы думали, что вас хотели обидеть! – доложился Сухарев, – Вот и решили защитить….

– От кого? – спросил, поворачиваясь назад, лейтенант.

Рядом никого не было. Кино, как назло, было индийское. Бойцы, потирая многочисленные синяки и шишки, с тоской смотрели, как главный герой, в промежутках между долгими песнями и танцами, одним взмахом руки валил на землю сразу по десятку бандитов.

– Надо вас еще в Афганистан на “показуху” отправить. Может, поможет там стабилизировать обстановку – “порадовал” спецназовцев с утра начальник боевой подготовки округа.

Но там всё уже было серьёзно. “Показуха” закончилась.


Павел Васильев

Яндекс.Метрика